Перейти к полной версии сайта | Карта сайта

Публикации в печатных СМИ

Каждому ребенку нужна семья. Именно в семье чувствуешь тепло и ласку родителей, их беспокойство и ежедневную заботу, получаешь опыт прошлых поколений, духовные ценности и ориентиры для последующей самостоятельной жизни. К сожалению, в наше время не у всех детей есть родители и семья. Большинство из них — сироты социальные. То есть родители у них есть, но обеспечить заботу и воспитание они не могут. Некогда нерушимый и прочный институт семьи сегодня выглядит шаткой ненадежной конструкцией, жертвой разрушения которой становятся дети... Как изменить эту ситуацию? С этим и другими вопросами газета «Республика Башкортостан» обратилась к Уполномоченному по правам ребенка в РБ Милане СКОРОБОГАТОВОЙ.

— Милана Маратовна, этот год в Башкортостане объявлен Годом благополучного детства и укрепления семейных ценностей. Насколько, на ваш взгляд, благополучно детство юных жителей республики?

— Вектор внимания исполнительной, законодательной власти, местного самоуправления и лично президента республики Рустэма Хамитова направлен на детство. И только в Башкортостане объявлен год, посвященный ребенку, с принятием основного его права — жить и воспитываться в семье. По многим направлениям мы являемся примером для других субъектов, но это не значит, что на достигнутом можно остановиться. Безусловно, в нашем регионе проводится большая кропотливая работа, и нам есть чем гордиться. Но по долгу службы мне приходится сталкиваться больше с проблемами детей, нарушением их прав.

— Какие проблемы вы считаете наиболее острыми в сфере защиты прав детей?

— Самая острая проблема и самая незащищенная категория — это дети-сироты. Знаю не понаслышке о жизни этих детей. Ребенок без семьи — это все равно что взрослый человек без работы, смысла жизни и близких людей. Буквально лишенный воздуха. При этом они улыбаются, находят радость в мелочах и не теряют веры в тех, кто рядом с ними. Это преступление в отношении детей, когда они живут вне семьи. Мы обязаны изменить качество их жизни. Для этого у нас есть все возможности, но в первую очередь нужно честно признать и понять, что жить в учреждении интернатного типа возможно, но очень сложно. Даже для взрослого человека. Данный вопрос сегодня широко обсуждается в профессиональной среде. Разрабатываются и в ближайшее время будут приняты документы, которые дадут новый толчок развитию института принимающей семьи: приемной, патронатной, опекунской. И, конечно же, первоочередная задача — меры по первичной профилактике сиротства, поддержке семей, воспитывающих детей. Мы поддерживаем программу «Россия — без сирот», инициированную Уполномоченным при президенте России по правам ребенка Павлом Астаховым. Этот проект нацелен на создание оптимальных условий для семей, которые берут на воспитание сироту, и предусматривает увеличение денежных пособий, улучшение качества специализированной медицинской помощи, создание служб сопровождения семей с приемными детьми.

— Насущный вопрос для выпускников детских домов и интернатов — обеспечение жильем. Почему этот механизм не работает и как можно решить проблему?

— Проблема обеспечения жильем в нашей стране насущна для большинства людей. Не исключение и дети-сироты. В постсоветские годы этому не уделялось должного внимания, в связи с чем проблема приобрела столь широкий масштаб. Положительная тенденция наметилась только в последние три года — идет поиск способов реализации этого права детей, но единого механизма пока нет. Здесь немало подводных камней, один из них — непомерно высокая стоимость жилья как на первичном, так и на вторичном рынке. Бюджетное финансирование этого направления в республике ежегодно повышается, но тем не менее полностью покрыть нуждаемость пока не удается. Сейчас ситуация находится под особым контролем. Мы изучили опыт других регионов, где этот вопрос успешно решается, и в ближайшее время правительство примет программы, которые позволят переломить ситуацию.

— В особой защите нуждается и другая группа детей — с ограниченными возможностями здоровья...

— В данном случае, конечно же, в первую очередь нас волнует доступность среды для детей-инвалидов и возможность учиться. Дети должны обучаться все вместе в обычных школах. В противном случае о какой социализации может идти речь? Если у ребенка есть физические или психические недостатки — это не основание обрекать его на жизнь в своем маленьком мирке, отдельно от общества. Развитие инклюзивного образования должно помочь преодолеть дискриминацию инвалидов. А если инклюзивное образование начинать с детских садов и школ, то нам не придется говорить о воспитании в себе и наших детях толерантности. Это понятие само войдет в нашу жизнь. Безусловно, это сложная, в том числе и в экономическом плане, задача, но осуществимая. Сегодня мы проговариваем имеющиеся проблемы и вплотную подходим к тому, чтобы выстроить визуальный образ того, что мы хотим получить в итоге. Инклюзивное образование должно стать нормой. Здесь же встает вопрос качества предоставляемых услуг в сфере детства: образования, медицинского и социального обслуживания. В целом, не только для обозначенных категорий. Это не требует новых законов и больших вложений. Нужно принять всего одну установку: дети — самая главная ценность в жизни, а главное для ребенка — крепкая семья. Появление ребенка на свет обязывает нас, взрослых, дать ему все самое лучшее и проверенное с высочайшей степенью ответственности. Если каждый из нас, общаясь с ребенком, изначально будет действовать в этом ключе, нам не придется говорить о качестве услуг. Оно станет максимальным.

— Ребенок должен расти и воспитываться в семье — это утверждение стало неоспоримой истиной. Но насколько это оправдано, когда семья неблагополучная?

— Это не просто истина, а условие нормального развития личности ребенка, закрепленное в Семейном кодексе РФ и Конвенции о правах ребенка. И если семья эта неблагополучна, попала в трудную жизненную ситуацию, мы обязаны помочь ей сохраниться для главной функции — воспитания ребенка. И это оправданно до того момента, пока проживание в семье не представляет опасности для его жизни. Но даже если детей из семей забирают, это не значит, что больше они своих родителей не увидят. Лишение родительских прав — мера самая крайняя, и применяем мы ее только тогда, когда уже не помогает ни одно средство. Сегодня мы стараемся выстроить работу так, чтобы максимально помочь семье восстановиться и воссоединиться. Если требуется, родители проходят курс лечения от алкогольной, наркотической зависимости. В период восстановления общение ребенка с родителями продолжается, и в тот момент, когда кризис миновал, он возвращается в семью.

— Наряду с неблагополучными семьями есть еще одна категория — малоимущие. Не так давно на одном из федеральных телеканалов прошел сюжет про многодетную семью, у которой хотят забрать детей только потому, что они бедные. Законно ли это?

— На основании того, что семья малоимущая, конечно же, детей не забирают. Основанием является ненадлежащий уход и явная угроза жизни и здоровью детей. Нужно обязательно разобраться, а затем постараться ликвидировать причину возникновения угрозы. Низкие доходы семьи — лишь повод социальным службам присмотреться к семье и не допустить ее попадания в кризисную ситуацию. Но тут важно не переборщить, чтобы семья стремилась развиваться, а не жить на одни пособия. Это большая задача не только для нашего субъекта, но и в целом для России.

— А если присмотреться к обычной семье со средним достатком, которая воспитывает одного ребенка? Для семейного бюджета сегодня и один ребенок — серьезная статья расходов. Рождение же второго, третьего ребенка, не говоря уже о последующих, превращает бюджет в черную дыру. Усугубляет ситуацию и нехватка мест в детских садах, поэтому мама не может выйти на работу. Фактически между понятиями «дети» и «бедность» сегодня ставится знак равенства.

— Вот именно поэтому мы и говорим о благополучии семьи. Семью, которая хочет иметь детей, работать и выстраивать свое будущее, обязательно нужно поддерживать. Да, семейный бюджет полностью перестраивается с появлением ребенка, и тут должен вступать в дело пакет государственной поддержки. Причем, помощь эта, не номинальная, а действенная, в идеале должна начинаться не с рождения третьего и последующих детей, а второго и даже первого. Это должны быть пособия, система налоговых вычетов, особые условия предоставления кредитов, приобретения жилья. Многое зависит не столько от федеральной, сколько от местной власти, муниципалитетов. Если, к примеру, жителям Уфы нужны одни меры поддержки и город-миллионник может их предоставить, то в сельской местности условия и возможности другие. Но в любом случае появление ребенка в семье не должно нагонять на родителей страх оказаться у черты бедности и остаться один на один со своими проблемами.

— Тема, которую невозможно обойти вниманием — жестокое обращение с детьми, насилие в семье, в школе. Такие факты держат общество в напряженном внимании и рождают эмоциональные дискуссии...

— Жестокое обращение с детьми — это как раз то, о чем раньше было не принято говорить, широкое обсуждение этой темы началось только в последние годы. Сложно сказать, увеличивается либо уменьшается количество подобных фактов. Нет точных статистических данных, которые можно было бы проанализировать. Нередко случаи жестокости и насилия в отношении детей скрываются и замалчиваются. Это вовсе не означает, что о них нужно рассказывать на страницах газет, журналов и в телепрограммах, расписывая в красках все подробности. Реакция должна быть, но соответствующих органов — соцзащиты и правоохранительных.

Информационное поле должно насыщаться материалами и сюжетами о семейных ценностях, детях, их воспитании и развитии. Вместо этого сегодня мы видим сплошной негатив. Как показывает статистика, в неделю по различным телеканалам идет 26 криминальных сериалов. При этом детские фильмы, мультфильмы и передачи занимают ничтожную долю эфирного времени, и они преимущественно иностранного производства — с чуждой для наших детей философией и концепцией жизни.

— То есть это средства массовой информации толкают родителей к жестокости по отношению к ребенку, а детей — к своим сверстникам?

— Агрессию по отношению к детям — самой слабой и незащищенной категории — рождает неуверенность взрослых в завтрашнем дне, недовольство собой ввиду невозможности иметь хорошую работу и желаемый уровень доходов. Поэтому было бы некорректно говорить, что в этом виноваты СМИ. Но, безусловно, нельзя не принимать во внимание влияние информационного поля, окружающего нас. К нему относятся и компьютерные игры. Ребенок входит в игру и у него есть, к примеру, восемь жизней. Персонажи, с которыми он сражается в игре и убивает, также могут возрождаться. Он теряет страх умереть и смешивает понятия жизни и смерти. В интернете много полезного и интересного, что может пригодиться ребенку, но также много абсолютно неприемлемых вещей. Школа и педагоги, к сожалению, находятся в стороне от этого. Науки не учат детей жизненной мудрости и не способствуют правильной расстановке приоритетов, оценка деятельности ребенка — лишь экзамены и тесты. Дети перестали размышлять и писать сочинения, все меньше пишут стихи, читают произведения классической литературы в кратком изложении.

Дети и наше отношение к ним — это зеркало, отражающее нас самих и то, как мы живем. Жестокость начинается внутри каждого из нас. Она там, где нет любви, радости, желания жить.

— А какие предметы, на ваш взгляд, необходимо включить в учебные планы?

— В школьную программу обязательно нужно ввести этику и психологию семейной жизни. Мы должны говорить с ребятами об этом, учить их отношениям: между сверстниками, полами. Не помешают и основы психологии и коммуникации. Если ребенок не будет знать третьего закона Ньютона или чем интеграл отличается от дифференциала, но будет знать, для чего создается семья, то, наверное, не так много изменится в его жизни, если он не собирается поступать на физико-математический факультет. Я являюсь сторонницей возвращения подобных предметов в школьную программу и, возможно, жестокости, сиротства и неблагополучных семей будет намного меньше.

— С каждым годом количество самоубийств среди детей и подростков увеличивается. Как вы считаете, с чем это связано и как этому противостоять?

— На самом деле этот показатель имеет скачкообразную природу. Чаще всего уход человека из жизни связан с внутренним ощущением ненужности, внутреннего одиночества и скорби. Когда говорят, что у этих ребят все было хорошо и ничто не предвещало беды, это поверхностный взгляд. Причин может быть много. Но в первую очередь нужно идти от отношений в семье. Не обязательно в семье было все настолько плохо, что ребенок решился на такой шаг. Просто, может быть, ему требовалось больше внимания и чуткости. Несчастная любовь, непонимание в школе, несданный экзамен, неудача на соревнованиях — все это становится камешками, из которых постепенно образуется гора.

Понятно, что современным родителям с ненормированным рабочим графиком тоже приходится нелегко, тем не менее время для общения с детьми можно найти всегда. А чтобы в распорядке дня не образовывалось пустоты, когда ребенок предоставлен сам себе и не знает, чем заняться, нужно организовать его досуг и дополнительное образование. И вот здесь перед нами снова встает проблема — нехватка подростковых клубов и спортивных секций и плачевное состояние их материально-технической базы. Даже если в подростковом клубе работают замечательнейшие педагоги, но нет необходимого оборудования, материалов для творчества, а сам клуб располагается в подвале, привлечет ли это ребенка? Ведь взрослые ходят в фитнес-центры и современные развлекательные комплексы...

Всплеск случаев добровольного ухода из жизни детей и подростков говорит о том, что у нас нет времени рассуждать, надо действовать уже сейчас. Создавать новые площадки, на которых дети будут собираться, получать знания, которые позволят им качественно жить, смело смотреть в будущее, делать интересные проекты, а значит — выстраивать свою жизнь, наполненную смыслом. Мы не говорим о том, что не должно быть платного дополнительного образования, но определенный процент бесплатного обязателен, так как не все семьи имеют большой достаток.

— Какие задачи ставит перед собой Уполномоченный по правам ребенка в этот важный год? На что в первую очередь планируете направить усилия?

— В первую очередь, это повышение качества предоставляемых семьям и детям услуг. Особое внимание в этом году уделим инвалидам и семьям, воспитывающим детей-инвалидов. Ознакомимся с работой школ-интернатов, где учатся дети с ограниченными возможностями здоровья, и системой инклюзивного образования. Возможно, будут сформированы экспериментальные площадки и центры инклюзивного образования. В зоне нашего пристального внимания, наблюдения, помощи и заботы остаются дети-сироты, ребята из интернатных учреждений. Будем вести прием граждан, выезжать в районы республики, участвовать в организации летнего отдыха. Планов очень много, хочется их все воплотить и самое главное получить реальные результаты.

Лия НАГИМОВА.





Дата создания: 01.03.2013 11:03:09

Дата изменения: 24.04.2013 13:02:28

Возврат к списку

Перейти к полной версии сайта | Карта сайта

© 2021 Уполномоченный по правам ребенка
в Республике Башкортостан, официальный сайт