Вернуться к обычному виду
Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация
Войти на сайт | Регистрация

Уполномоченный по правам ребенка
в Республике Башкортостан

официальный сайт

Интервью корреспонденту газеты "Туймазинский вестник"

  • 5 марта 2014

    Публикации в печатных СМИ

    Актуально
    «Чем меньше общечеловеческих ценностей, тем больше пишется законов»
    Так считает уполномоченный по правам ребёнка в Республике Башкортостан Милана Скоробогатова, которая на днях посетила детские учреждения нашего района
    Диана НАСИБУЛЛИНА

    В Серафимовской спецшколе шла перемена. Однако в любимые для учеников минуты здесь не принято бегать по этажам, кататься по перилам, спорить с ровесниками по поводу и без. Из учебного кабинета в мастерскую или спортзал ребята, одетые в единую форму, передвигаются строем -- их жизнь подчинена строгому распорядку дня.

    Как мама
    Объединяет этих подростков многое: пропуски в школе, шаг через грань дозволенного и совершение преступления, определение в спецшколу на исправление. Но самое главное — их объединяет  недолюбленность. Многие родители сами оказались на дне социальной пропасти, а их дети -- наедине со своими проблемами. Решали, как могли. Оказалось -- не по закону.  
    Насколько педагоги и воспитатели смогли хотя бы на время подарить детям родительскую любовь, а спецшкола — заменить родной дом, решили узнать детский омбудсмен республики Милана Скоробогатова и главный консультант отдела по обеспечению деятельности уполномоченного по правам ребёнка в Республике Башкортостан Римма Ганиева. В поездке их сопровождали заместитель главы Администрации муниципального района Сергей Подоприхин, представители комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, отдела опеки и попечительства управления образования.
    Милану Маратовну интересовало всё, чем живут воспитанники: где спят, из чего едят, какое медицинское обследование проходят и даже программы в компьютерах.
    Она с удовольствием разговаривала с подростками и искренне, как мама, расстраивалась, увидев какую-нибудь погрешность в работе спецучреждения. Например, возмутили её неприятный запах в туалете и низкая температура воздуха в этом помещении. Оказывается, сотрудники открывают форточки, чтобы избавиться от стойкого запаха. «Если дело в канализации, то необходимо срочно менять трубы. Избавитесь сразу от двух проблем», -- жёстко отметила Скоробогатова.
    Удивило её и отсутствие некоторых лекарственных препаратов, прописанных воспитанникам после диспансеризации. Милана Маратовна подсказала пути решения и этого вопроса. А через месяц обещала вновь посетить спецшколу, чтобы проконтролировать изменения.

    Улыбки детей — фактор выздоровления
    Потом гости направились в Туймазы в отделение  реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями. Увиденное произвело на них хорошее впечатление. Для восстановления здоровья здесь созданы очень хорошие условия: в физиотерапевтическом кабинете оборудованы гальваническая кухня и кабинет лечебного электросна. Также в отделении имеется сенсорная комната. Есть театральная студия, художественная мастерская. С ребятами работают педагог-психолог, дефектолог, логопед, воспитатель, инструктор по труду, педагог дополнительного образования, музыкальный руководитель. Самое главное на лицах ребят — улыбки. А это -- хороший знак.
    После посещения учреждений Милана Маратовна встретилась с главой Администрации муниципального района Айдаром Суфияновым. Речь шла об обеспечении прав детей.

    Отличник, но одинокий
    После поездки мы поинтересовались у уполномоченного по правам ребёнка, тяжело ли совмещать любовь к детям, душевную теплоту с нормами и законами.
    -- Мораль формируется общечеловеческими ценностями. Чем меньше становится ценностей, тем больше пишется законов, -- считает Скоробогатова. -- Раньше институт семьи крепко стоял на ногах: супруги знали свою роль, родители старались выполнять обязанности по воспитанию детей. Домострой не имел законодательной силы, но влиял на поведение людей, их мировоззрение. Сейчас происходит трансформация института семьи, понятие домостроя уходит в прошлое, от изменений социальных процессов страдают дети. Вот и приходится добавлять пункты закона в защиту несовершеннолетних, объяснять взрослым, что такое лишение родительских прав, ограничение в них, чем может закончиться жестокое отношение к детям и так далее.
    Ребёнок должен сызмальства знать, что любовь к нему безусловна и его любят не потому, что он хороший, а просто потому, что он есть. В нём должна быть полная уверенность, что он востребован, что любим и уникален, даже если от природы он особо не одарён.
    -- Вы всегда оправдываете детей?
    -- Я говорю правду о ситуации. Если ребёнок нарушил закон, значит, он видел этот тип поведения в ближайшем окружении. Но на скамью подсудимых почему-то сажают только подростка. Правильнее, если ответственность будут нести взрослые в первом его окружении.
    -- 3 февраля случилась трагедия в одной из московских школ: старшеклассник явился с оружием, взял в заложники одноклассников, убил учителя географии и полицейского. О чём Вы подумали тогда в первые минуты?
    -- О том, что мальчик был бесконечно одинок. О том, что юношу любили за что-то: например, за отличные оценки, высокие показатели на олимпиадах. Случается так, что семья внешне вполне благополучная. Ребёнок ходит в школу, хорошо учится, но он не получает дома душевного тепла и сильно страдает, душа его черствеет.
    Родители мальчика и педагоги пытались создать иллюзию того, что он гениален, здоров, что всё нормально. А подросток был очень одиноким, не нашёл, с кем поделиться, рассказать о наболевшем. В итоге вышел бороться со всем миром.  
    -- Вы думаете дома о работе?
    -- Конечно, работа — это часть моей жизни. Для меня нет разделения между личной жизнью и работой. Работа для меня – это составляющая моего счастья.
    Выделить лишь один компонент не получается.
    -- На Ваших детях лежит груз ответственности: они должны быть примерными. Всегда ли у них получалось?
    -- Младший сын, ему 12 лет, мальчик спокойный и рассудительный. Старший, кстати, он уже сам отец, рос шебутным. До сегодняшнего дня обожает музыку, замечательно играет на гитаре, в детстве неоднократно и успешно участвовал в различных творческих конкурсах, но подростковые драки за справедливость,  перекрашенные волосы и дырка в мочке уха нас тоже не обошли стороной. Объясняла, бывало и ругала. Так что дети у меня самые обычные.
    Я рада, что с ними у меня всегда складывались очень близкие и доверительные отношения. Мы до сих пор стараемся проговорить любую проблему, советуемся друг с другом. Мне нравится, что они не безразличны к судьбе чужих детей. Когда в 2011 году случилось цунами в Японии, младший сын предложить взять оттуда девочку-сироту. Мы звонили с ним в Посольство Японии, но нам ответили, что детей на усыновление в чужие страны не отдают.
    -- Часто ли к Вам обращаются с личными вопросами?
    -- 4500 обращений было в прошлом году. И цифра ежегодно увеличивается. Больше стало жалоб по поводу несправедливости в школе. Когда учебное заведение начинает вытеснять неудобного ребёнка, возникает конфликт между родителями и педагогами. В каждой ситуации есть технология его разрешения. Администрации учебного заведения необходимо понимать, что у родителя нет специальных знаний по такой проблеме, а у ребёнка -- стандарта отношений. Здесь должны помочь психологи, социальные педагоги, да и сами учителя, у которых имеются профессионализм, жизненный опыт, уверенность и желание всё это сделать.
    -- В восточных странах нет детских домов. Вы верите в то, что в России они тоже исчезнут за ненадобностью?
    -- Верю. Как и в любом проекте люди сначала начинают об этом говорить.
    То, что уже мы начали обсуждать эту тему, поставили задачу, определили пути её реализации — уже большой шаг к этой цели.




    Дата создания: 05.03.2014 14:43:41

    Дата изменения: 05.03.2014 14:43:41

Возврат к списку